«Конкуренция между туристическими брендами регионов идет, прежде всего, за счет наполнения привычного содержания новым смыслом. Сейчас в это трудно поверить, но еще 12-15 лет назад зимой на Байкал практически никто не ездил. Одна из местных компаний показала всей стране зимнюю ценность путешествия на озеро, и сейчас для многих операторов продажи туров на байкальский лед приносят едва ли не большую часть годового дохода. Всегда надо придумывать что-то новое, чтобы возвращать туристов, которые уже побывали в регионе», – отмечает глава комитета РСТ по приключенческому туризму, генеральный директор компании RussiaDiscovery Вадим Мамонтов.

Он напомнил, что второй год на Байкале обустраивают арктическую станцию «Боро-Боро». В течение полутора месяцев в ледовом лагере можно пообедать и даже переночевать, чтобы ночью послушать, как трескается байкальский лед. На Кольском полуострове в Териберке, помимо северного сияния, новой точкой притяжения в последние несколько лет стало наблюдение за китами. Также туроператоры уже не первый год разрабатывают нестандартные гастрономические туры, привлекая к сотрудничеству известных шеф-поваров. Например, на сахалинское озеро Буссе туристы приезжают, чтобы попробовать свежайшие устрицы, которые сами же и вылавливают, а повара готовят из локальных продуктов новые блюда.

«Такие гастрономические приключения все чаще добавляют в программы активных туров. Сюда же можно отнести и промышленный туризм. Например, поездка по БАМу позволяет совмещать посещение красивых природных мест – северного Байкала, пустыни Чарские пески и других объектов – с осмотром огромных производств, как добыча меди или золотые прииски, поездкой на космодром «Восточный». Это добавляет содержательную ценность активным турам, люди всегда с удовольствием смотрят такие объекты», – говорит Мамонтов.

Генеральный директор туроператора «Дельфин» Сергей Ромашкин напоминает, что прежде всего туристы едут в регионы за достопримечательностями и хорошим, доступным по цене отдыхом.

«В запросах присутствует желание посмотреть интересные места на конкретных территориях, например, вулканы на Камчатке или Дербент в Дагестане. И здесь речь идет о конкуренции брендов и достопримечательностей. При этом ни один из регионов не может стать заменой другому, в том числе потому что в головах туристов уже сложился образ территории и ее ключевых достопримечательностей», – считает эксперт.

В этой связи логичнее рассматривать конкуренцию между регионами в контексте цены и транспортной доступности. К примеру, одно из преимуществ Карелии – близкое расположение к Москве, а Дагестан после пандемии привлек туристов низкими ценами на авиабилеты.

«Турпоток в Дагестан начал активно расти два года назад, в том числе и потому что аэропорт Махачкалы был самым дешевым на Северном Кавказе: билет стоил 10 тысяч в оба конца. В Минводы летали уже за 13-14 тысяч. Также в Дагестане все было недорого: еда, размещение, услуги. Сейчас на фоне роста турпотока и там цены разгоняются. Но необходимо работать с ценами, пытаться найти варианты недорогого посещения. Понятно, что Карелия и Дагестан ближе, чем Алтай и Камчатка, поэтому у них всегда будет больше туристов», – подчеркнул Сергей Ромашкин.

Если говорить о качестве сервиса на активных маршрутах, то россияне в этом вопросе реалисты. Они не ждут пятизвездочных отелей рядом с вулканом Толбачик, понимают, что в экспедиционных программах стандарт качества отличается от «все включено» на Черноморском побережье.

«В таких маршрутах гораздо важнее транспорт и услуги гидов. Турбаза, глэмпинг или модульные домики должны быть хорошего качества, пусть и без «звезд». Транспорт не может быть убитым и глохнуть на горной дороге, в машине должны находиться средства спасения и связи, в общем, должно быть обеспечено все, что делает путешествие безопасным и интересным», – говорит гендиректор «Дельфина».

Он добавил, что активный отдых в организованном туризме всегда идет без отрыва от осмотра достопримечательностей, а проживание организовано в комфортных условиях. Обычно туристы перемещаются между объектами на машинах, отправляются на сплав или конную прогулку, но каждый вечер возвращаются в свой отель. В сложных недельных маршрутах могут ночевать в 3-4 отелях или на турбазах, но не в палатках, как во время спортивных походов.

Вадим Мамонтов заметил, что создание новых туристических «магнитов» безусловно добавляет привлекательности территории, но далеко не у всех регионов получается сразу найти себя в низкий сезон.

«Например, кузбасский Шерегеш ассоциируется с горными лыжами, но сейчас активно развивает инфраструктуру, туда заходят инвесторы, строятся отели и апартаменты. Но для их загрузки нужно сделать это место притягательным и в летнее время. Придумали бренд «Шория», но вокруг довольно много регионов с похожими возможностями, с ними трудно конкурировать – например, тот же Алтай. Над созданием именно летней привлекательности Шерегешу еще придется поработать», – сказал Мамонтов.

Наталья Панферова