Напомним, «закон Хованской» №59-ФЗ «О внесении изменений в статью 17 Жилищного кодекса РФ» вступил в силу 1 октября с.г. и нанес серьезный удар по малым средствам размещения благодаря всего двум предложениям: «Не допускается размещение в жилых помещениях промышленных производств, гостиниц…» и «Жилое помещение в многоквартирном доме не может использоваться для предоставления гостиничных услуг».

В Крыму этот закон, по данным местных властей, поставил под угрозу около половины всего номерного фонда. На полуострове около 70% мини-отелей, гостиниц, гостевых домов по статусу являются жилыми, дачными, садовыми домами, поскольку возведены на землях соответствующего целевого назначения. При этом для многих крымчан это единственный источник дохода. Но поправки делают работу таких объектов незаконной, а предприниматели теряют шанс на выживание даже без режима самоизоляции и всех тягот пандемии. По некоторым оценкам, запрет на оказание гостиничных услуг в жилом секторе с 1 октября вывел из оборота две трети крымского сектора приема туристов. Против поправок в закон Хованской выступил и парламент, и Совет министров Крыма.

Ранее властям Крыма и Севастополя уже удалось пролоббировать на федеральном уровне решение, направленное на защиту местного туризма. В конце прошлого года депутат Госдумы Галина Хованская внесла ещё один законопроект, который прикрывал оставшуюся лазейку в принятом ранее законе. Законопроект предписывал оказывать гостиничные услуги только в нежилых помещениях. Соответствующие изменения предлагалось внести в 1, 5 и 10 статьи федерального закона «Об основах туристской деятельности». Новая инициатива уточняла термин "средство размещения", указывая, что оно может существовать только в нежилом фонде. Глава Крыма Сергей Аксёнов попросил не принимать законопроект. И на сегодняшний момент он даже не прошёл первого чтения.

В Петербурге «закон Хованской» коснулся, по официальным данным, примерно 650 хостелов и мини-отелей. Их владельцы должны были либо перевести помещения в нежилые, либо закрыть бизнес. Далеко не все объекты можно было перевести в нежилой фонд чисто технически. В Смольном прошлой осенью насчитали 44 таких мини-отеля. По факту часть предпринимателей просто сменили вид деятельности на предоставление жилья в аренду. Это привело к снижению доходов, потому что сдавать койко-место, как в хостелах, в квартирах нельзя – можно только комнату целиком. Кроме того, эти предприниматели потеряли возможность предоставлять дополнительные гостиничные услуги, такие как питание.

Вице-президент Российской гостиничной ассоциации Алексей Мусакин полагает, что официальная статистика была занижена. «Если брать официальные цифры, то в жилом фонде было процентов пятнадцать номерного фонда до "закона Хованской". А если брать данные Booking.com, то 25-30%, – сказал он «Деловому Петербургу». – Небольшие гостиницы, где было пять-девять номеров, все ушли в формат "меблированных комнат". Из коллег, которых я знаю, никто не закрылся".

По мнению г-на Мусакина, принятие севастопольского законопроекта не приведёт к массовому обратному процессу. «Если сейчас это примут, с одной стороны, это хорошо, – говорит он. – С другой, это в очередной раз покажет, что у нас законы меняют, как хотят. И где гарантия, что через год не будет опять закона о запрете? Тот, кто уже ушел в другой вид деятельности, вряд ли вернется в ближайшее время».

С прошлого года обсуждается и ещё один способ урегулировать ситуацию – принять отдельный закон о туристическом жилье. С такими инициативами выходили Минэкономразвития, а также «Опора России».