В России еще в 2019 году вступил закон о запрете на размещение хостелов в жилых домах. Соответствующая поправка была включена в Жилищный кодекс. Теперь хостелы могут работать лишь в том случае, если располагаются на первом этаже и для посетителей оборудован отдельный вход.

Грязь, шум, тараканы и клопы, ухудшение криминальной обстановки, а то и угроза обрушения дома из-за сноса несущих стен — все это обычные признаки появления в доме «замечательного соседа». Жалобы граждан, которые потеряли покой в собственных квартирах, занимают целые ящики в профильных инстанциях. 

Вице-президент по связям с общественностью НП «Ассоциация малых гостиниц Санкт-Петербурга» Тамара Буйлова рассказала, что большинство хостелов после принятия закона перешли на долгосрочную аренду.

«Хостел — это место, где может быть размещено несколько человек, которые не являются семьей. Во-первых, деятельность по сдаче мест в квартирах категорически запрещена. И те, кто продолжает сдавать помещения в жилом фонде таким образом, нарушают закон. Достаточно большое количество хостелов после введения запрета в октябре прошлого года перешли на долгосрочную аренду. Поэтому, когда пришла пандемия, пострадали именно гостиницы, а это туристическое жилье уже было сдано на длительный срок. Что творится на рынке сейчас, вообще очень сложно сказать, только-только все начинают оживать после пандемии», — заявила она.

Спикер подчеркивает, что рынок сейчас сильно потрепан, и граждане, у которых есть лишние квадратные метры, будут пересматривать ситуацию и решать, что делать со своим имуществом. К примеру, комитет по туризму Москвы уже забил тревогу, поскольку у них пропала возможность дешево размещать туристов в центре города.

Тамара Буйлова рассказала, что нынешние якобы хостелы, на которые жалуются жильцы домов, являются простыми общежитиями для мигрантов, владельцы которых хотят на добром имени заработать лишнюю копейку.

«Сам формат хостела ведь изначально создавался как эконом-вариант пребывания туриста. Хостел по законодательству РФ — это вид гостиницы, и если общежитие для мигрантов называет себя хостелом, то оно нарушает закон. Это все равно, что какую-нибудь забегаловку с пирожками-тошнотиками назвать рестораном. Ведь мигранты, в отличие от туриста, проживают в арендованном помещении долго и приезжают сюда с рабочими целями. У нас раньше были совершенно шикарные хостелы, которые не один раз признавались лучшими в мире, и они с октября закрылись. А то, что общежитие для мигрантов вешает на себя табличку "Хостел", это значит, что они хотят к 25 кроватям в комнате поставить 26-ю, и за счет чужого имени заработать себе 170 рублей. Поэтому нельзя сказать, что хостелы как были, так и остались. Как были, так и остались ночлежки, притоны, общежития для мигрантов — что угодно, но это не хостелы», — добавила эксперт.

Собеседник издания заявила, что с этими людьми есть очень серьезные проблемы. Вся эта история на рынке сложилась из-за подобных ночлежек. Поэтому весь гостиничный бизнес пытается продвинуть закон о туристическом жилье, согласно которому запрещалось бы работать без наличия ID в государственном реестре. Однако его не могут взять на рассмотрение уже два года.

Спикер рассказала, как можно бороться с подобными «кадрами», правда, это займет не один год.

«Сейчас часто сдается жилье нескольким людям или семьям. Есть приличные, чистоплотные люди, и претензий к ним у соседей, как правило, нет. Но когда такая квартира или комната становятся источником тараканов, клопов, антисанитарии, шума, то дорога всегда одна — прокуратура, Роспотребнадзор, санэпидемстанция и так далее по списку. Собственника привлечь можно, даже частное лицо. Формально я это называю "забомбить" жалобами, потому что другого выхода нет. Правда, это сложная многолетняя бюрократическая процедура», — заключила эксперт.