Лонгрид

Под страхом Куршевеля. В Жигулевских горах строят курорт, о котором якобы говорил Владимир Путин в 2000 году

Последние три года Самарская область неизменно поднимается в национальном туристическом рейтинге. Если в 2019 году она занимала 20-е место по посещаемости среди российских регионов, а в 2020-м — уже 14-е, то в прошлом году — вошла в десятку. В правительстве области отчитались о 14 реализованных туристических проектах и получении существенной прибыли от развития отрасли — 7,6 млрд рублей.
Под страхом Куршевеля. В Жигулевских горах строят курорт, о котором якобы говорил Владимир Путин в 2000 году

«Помимо того что это преобразование родной земли, возможность подчеркнуть наши красоты, мы видим сегодня, что это и колоссальный сектор экономики», — заявил губернатор Дмитрий Азаров.

На достигнутом успехе решили не останавливаться, и 2022 год в регионе начался с обсуждения крайне амбициозного проекта — благоустройства национального парка «Самарская Лука» и Жигулевского государственного заповедника. Попросту говоря, возможности организации «комфортного» туризма на знаменитых Жигулевских горах: с гостиницами, кафе, горнолыжными спусками, плиткой на набережной Волги.

Однако такие планы категорически не устраивают местных жителей и экологов: они указывают, что усиление антропогенной нагрузки приведет к деградации заповедных экосистем и гибели краснокнижных животных. В конечном счете — к потере природной уникальности, благодаря которой Жигули стали частью системы биосферных резерватов ЮНЕСКО.

История вопроса

Идея обустроить курорт в «Самарской Луке», на самом деле, не новая. По утверждениям местных жителей и СМИ, она появилась еще в 2000 году. Тогда только что вступивший в должность президент России Владимир Путин посетил расположенное в границах национального парка село Ширяево и якобы прямо заявил: «Здесь должен быть горнолыжный курорт». «С тех пор каждый губернатор ставит перед собой задачу выполнить наказ президента — Артяков, Меркушин, теперь и Азаров. <…> Уже не первый год предпринимаются попытки выстроить на этом месте так называемый Волжский Куршевель», — говорится в петиции против застройки нацпарка и Жигулевского заповедника, которую подписал 1831 человек.

Попыток устроить в «Самарской Луке» туркомплекс за 20 лет было предпринято как минимум четыре.

В нулевых и начале десятых здесь предлагали создать круглогодичный курорт, предусматривающий помимо обустройства горнолыжных спусков аттракционы, прокладку велотрека, парковку на 2500 машино-мест, вертолетную площадку и (sic!) возведение храма. Проект назывался «Долина Репина» — именно в Жигулях художник готовил эскизы картины «Бурлаки на Волге». Однако из-за категорического несогласия экологов (в том числе отрицательного заключения государственной экологической экспертизы) проект свернули.

В 2013 году к идее застройки вернулись, назвав новую концепцию «Жигулевской жемчужиной». Проект предполагал ту же инфраструктуру, что и предыдущий, но в нем были подробнее прописаны технические детали: 55 километров электросетей, 12 канализационных мини-станций, котельная мощностью 11 гигакалорий… Инвестиции обещались серьезные — 14 млрд рублей. Остановить этот проект экологи смогли уже только в Верховном суде, который согласился, что закон «Об особо охраняемых природных территориях» запрещает строить в национальных парках конные манежи, отели, горнолыжные трассы и разбивать поля для гольфа.

Новые концепции застройки появлялись и в 2015, и в 2019 году. Но так и оставались на бумаге. Однако теперь вопрос, кажется, вновь поставлен серьезно. И законодательная почва уже подготовлена: Минприроды предложило исключить из состава «Самарской Луки» пять находящихся на территории нацпарка сел: Бахилову Поляну, Зольное, Богатырь, Ширяево и Солнечную Поляну, чтобы развивать туризм на их территориях. Взамен нацпарку предлагают передать находящиеся к юго-западу от него Васильевские острова. Приступить к реализации туристического проекта в Жигулевских горах планируют уже этим летом.

Восхождение к музею самогона

Ширяево — небольшое село у подножия горы Монастырской. Высота горы — 326 метров, а людей в селе лишь немногим больше — 487, да и то по данным на 2010 год. Именно Ширяево, по замыслу чиновников, должно стать пионером туристической застройки Жигулей. Здесь уже начали укладывать плитку на набережной Волги, а на находящуюся к северу от села гору Попова потянулись пешеходная и асфальтовая дороги.

Архитектор Елена Якунина купила дом в Ширяево в 2019 году. Не только для жизни, но и для создания исследовательской резиденции: в селе она ведет проект Luka lab, в рамках которого продумывает, как экологично использовать территорию национального парка.

«Природа — отправная точка для принятия решений о развитии в «Самарской Луке». <…> Не любой бизнес, инвестор и турист являются приоритетом для развития уникальных природных территорий. Приоритет — бережные, неторопливые, взвешенные решения», — говорится в описании проекта.

Свою в чем-то даже опасливую концепцию Якунина противопоставляет нахрапистой официальной — чиновники предлагают модернизировать Ширяево кардинально: построить McDonald’s, базу отдыха, видовой ресторан, лодочную станцию, открыть несколько видовых площадок и музей самогона. Сейчас-то здесь лишь сельские дома и леса с косулями…

- Я считаю территорию нацпарка уникальной, здесь сохранилась почти нетронутая человеком природа, — говорит Елена и подчеркивает, что раньше и сами жители сел были бы рады выйти из состава «Самарской Луки», потому что статус ООПТ требовал согласования хозяйственной деятельности с Минприроды. — Многие из-за этого статуса сталкивались с проблемами при оформлении земельных участков, — продолжает она. — Но в 2020 году был принят закон 505-ФЗ, который избавил нас, собственников, от ограничений по имущественным и хозяйственным правам.

Теперь ширяевцы выйти из состава нацпарка особо не стремятся. Считают охранный статус земель «защитой от дикого девелопмента».

Да только их и не спрашивают (впрочем, как не спрашивали и тогда, когда они хотели выйти): с 2005 года все прибрежные села «Самарской Луки» лишились самоуправления и вошли в состав Жигулевского городского округа. Уже семнадцатый год их застройку определяют городские чиновники.

- Действия местных властей остаются для селян и дачников загадкой, — возмущается Якунина. — В сентябре администрация Жигулевска разрешила строительство набережной с плиткой Farbstein на естественном берегу Волги — чисто городское решение. Планы застроек мы не видели, как и их паспортов, а чиновники говорили о «благоустройстве территории». Для меня это — реконструкция, но в Минприроды, для согласования, они писали именно о благоустройстве. В министерстве не знают, какие работы тут реально проводились.

Вопросы есть и к руководству национального парка, которое в планы по застройке старается не вмешиваться, лишь напоминая местным властям, что их надо согласовывать с Министерством природных ресурсов. Директор парка Евгений Березкин в экологической повестке — новичок. Возглавил «Самарскую Луку» он в сентябре 2020 года. А до этого работал в Управлении специальной связи и Госнаркоконтроле. Прошлой зимой Березкин также заявил, что «планирует развивать на базе нацпарка туризм», но уточнил: «с определенными ограничениями».

По мнению местной жительницы Алены Левиной, чиновники не до конца понимают ценность села, утверждая застройку на уникальном ландшафте. Она уверена, что направленность идет «на туристов-однодневок»: «Для них готовят ресторан, гостиницу и фестивальную поляну, рассчитанную на массовые гуляния. Никто не будет контролировать посещаемость туристов, уровень шума и оставленный мусор. Село не готово к такой антропогенной нагрузке», — возмущается она.

Докопались до мышей

Селяне из «Самарской Луки» рассказывают, что укладывать плитку на набережной Волги рабочие начали еще в конце сентября прошлого года. Это подтверждается и многочисленными постами в соцсетях. При этом публичные слушания по проекту благоустройства были проведены лишь 29 ноября.

- В декабре собрали 86 подписей под обращением к губернатору, — подчеркивает участница инициативной группы местных Марина. — Сама этим занималась и могу сказать, что выступали против как коренные ширяевцы, так и дачники. Нас возмутило, что в селе построили непонятную набережную на естественном берегу Волги и провели дороги у горы Попова, не спросив перед этим жителей. Ответа до сих пор нет. В конце января вновь отправили обращение.

Также ширяевцы отправили порядка 50 писем с критикой проекта благоустройства в администрацию Жигулевска, но их разделили на жалобы коренных жителей и дачников. Письма последних отнесли к группе «иные мнения» и проигнорировали.

27 декабря ситуацией в «Самарской Луке» озаботился Гринпис. Экологи полагают, что застройка велась с нарушением федерального законодательства.

- Набережная и дороги у горы Попова возведены с двумя нарушениями, — уточняет руководитель программы Гринписа по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин. — На них не проводилась госэкспертиза Росприроднадзора, как на объектах капитального строительства, что противоречит федеральному закону «Об экологической экспертизе». А возведение набережной не соответствует согласованным с Минприроды РФ работам по «ремонту дорог местного назначения», что уже является нарушением федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях».

Еще одна проблема в истории с туристическим освоением «Самарской Луки» — это летучие мыши. Десятки тысяч особей традиционно зимуют в штольнях Поповой горы. Причем часть из них находится под угрозой исчезновения и входит в Красную книгу Самарской области и Международного союз охраны природы — например, ночница Наттерера, гигантская и малая вечерницы.

По данным старшего научного сотрудника заповедника Владимира Вехника, в самой крупной из ширяевских штолен — сейчас ее вход защищен металлической решеткой — насчитывается порядка 22 тысяч зимующих летучих мышей, в 2017 году она достигла исторического максимума — 33 тысяч рукокрылых.

Вехник напоминает, что вмешательство в среду летучих мышей повышает риск появления новых заболеваний животных и человека, т. к. они являются естественными резервуарами многих микроорганизмов: вирусов, бактерий, паразитов.

Беспокойство вызывает и возможная реализация музея «Ширяевские штольни» в Жигулевском государственном заповеднике. В декабре 2020 года учреждение заключило договор с УК ТРК «Сокровища Жигулей» по его организации.

- В договоре говорится о какой-то непонятной инфраструктуре, в которую входят «места размещения туристов» и ресторан, хотя по федеральному закону «Об особо охраняемых природных территориях» в заповедных зонах допускается только познавательный туризм, — рассуждает Михаил Крейндлин. — Также в документе указано, что при прекращении совместной деятельности заповедник полностью компенсирует расходы компании. Так что если прокуратура остановит их работу, то выплаты она все равно получит. Не стоит забывать и об угрозах для летучих мышей после возведения объекта.

Официально

По данным администрации «Самарской Луки», села Ширяево, Бахилова Поляна, Зольное, Богатырь и Солнечная Поляна в настоящий момент все еще входят в границы национального парка. А значит, строить в пределах их территорий что-либо сейчас можно только с разрешения Минприроды. Само руководство нацпарка планирует создать визит-центр с музеем в селе Рождествено, реконструировать туристические приюты «Бахилова Поляна», «Подгоры», «Шелехметь» и пару экологических троп, а также добавить две новые, среди которых — гора Отважная. Объекты хотят разместить в границах населенных пунктов с развитой транспортной и социальной инфраструктурой для снижения антропогенной нагрузки на «дикую» природу. Также сократить вред экологии, по мнению администрации, поможет строгое соблюдение законодательства и использование современных технологий природопользования. «Разумный подход к современной инфраструктуре сервиса не только сократит нагрузку на природные комплексы, но будет способствовать их сохранению и восстановлению», — следует из ответа нацпарка. При этом руководство рассчитывает увеличить «средний чек пребывания» посетителей, который способствовал бы развитию туризма в парке и контролю над природоохранным режимом.

В Министерстве природных ресурсов РФ «Новой газете» сообщили, что согласовали застройку у горы Попова в рамках «благоустройства и ремонта дорог местного значения». Но тут же отметили, что в министерство «не поступали и не согласованы документы по планировке и межеванию территории, правилам землепользования, застройке и выдаче разрешения на капитальное строительство вдоль Волги». А возведение набережной на естественном берегу реки, по словам представителей ведомства, не соответствует согласованным работам по благоустройству и ремонту дорог.

«10 января руководством национального парка начато административное производство. По его итогам решится вопрос о привлечении виновных лиц к ответственности, взыскании ущерба и приведении территории в соответствие с выданным Минприроды согласованием социально-экономической деятельности», — сообщило руководство «Самарской Луки».

Пресс-служба администрации Жигулевска уточняет, что сейчас Минприроды и Минлесхоз Самарской области «рассматривают вопрос замещения сел территорией ООПТ регионального значения». По сути, речь идет о выведении сел из состава «Самарской Луки».

К сожалению, ни одно из ведомств не ответило на вопросы о возможной угрозе для зимующих в нацпарке летучих мышей и рисках для экосистем. Росприроднадзор на запрос «Новой газеты» не ответил.

Руководитель пресс-службы областного Департамента туризма Наталья Антонова заявила, что для реализации конкурсного варианта застройки «Самарской Луки» предполагается создание шести подкластеров: «Ширяево», «Жигули», «Жигулевск», «Стрельная», «Рождествено» и «Винновка». «При этом в рамках проведения работ не разрабатывалась концепция каждого из подкластеров». Для развития туристической инфраструктуры будут возведены «объекты размещения, питания и различных сервисов для туристов». Прибыль от туризма в Жигулевских горах, по оценке департамента, составит порядка 2 млрд рублей в год.

Между тем, чтобы совмещать прибыльный туризм и природу, необязательно жертвовать последней. Экологи отмечают, что в России есть примеры успешной комбинации зарабатывания денег и бережного отношения к окружающей среде: например, нацпарк «Куршская коса» в Калининградской области, зарабатывающий на экскурсиях и экологических занятиях, или подмосковный «Лосиный остров», при котором работают экоцентры «Русский быт», «Лосиная биостанция» и «Дендрарий». Возможна ли такая «зеленая экономика» в Самаре?

Артем Элекин

По материалам https://novayagazeta.ru/articles/2022/02/13/pod-strakhom-kurshevelia
ФотографииФото предоставлено местными жителями

Похожие статьи

"ПСБ бизнес" выступит инвестором строительства самой большой гостиницы в Кузбассе

Инвестором строительства самой большой в Кузбассе гостиницы, которую планируется возвести рядом с музейно-театральным комплексом Сибирского кластера искусств в Кемерове, выступит компания "ПСБ бизнес" совместно с Промсвязьбанком. Готовится документация на выбор подрядчика, сообщила в ответ на запрос ТАСС министр строительства региона Ирина Печеркина.

В еврейском центре Калининграда возле синагоги откроют отель сети Hyatt

В еврейском центре Калининграда возле синагоги откроют отель сети Hyatt

Международная гостиничная сеть Hyatt станет оператором отеля в культурно-деловом и общинном еврейском центре в Калининграде. Переговоры с Hyatt длились около четырех лет, рассказал порталу Руград инвестор отеля, бизнесмен Владимир Кацман.