Вопрос: Закон, который определяет статус апартаментов, буксует уже несколько лет. Есть ли какие то изменения в этой части?

М.Хуснуллин: Мы пока, честно говоря, зашли в тупик с этим законом, потому что у нас по этому закону два противоположных, диаметральных мнения. Есть позиция Москвы и крупных городов с определенным отношением к апартаментам. Есть позиция, допустим, приморских городов. Москва говорит: нам апартаменты не нужны, и, наверное, это правильно. Есть позиции приморских городов, которые говорят: а нам апартаменты нужны, чтобы люди приезжали на лето, при этом чтобы мы социальную нагрузку не несли. И мы как то пока договориться не можем, найти такую формулу в законодательство, чтобы были интересы всех учтены. Но мы будем ее искать.

Вопрос: Так в чем заключается проблема с апартаментами?

М.Хуснуллин: Если вспомнить историю появления апартаментов, то было три причины, почему этот формат возник. Первое – это негибкое градостроительное законодательство по зонированию. В генплане было написано, что конкретная территория является промышленной зоной. Ну кто то когда то так нарисовал. А экономика поменялась – там давно уже не промышленная зона. Там нет ни одного действующего предприятия. И тогда, пользуясь, скажем так, разрывами или недочетами законодательства, инвесторы стали строить в таких местах апартаменты, а не жилье. Второе – инсоляция (требования к инсоляции жилых помещений. – «Ведомости»). То есть есть ли солнце в квартире три часа в день или нет. Но многие же уходят на целый день на работу, а приходят только вечером. Во многих странах мира, к слову, инсоляция не учитывается. А третье – жесткие нормативы по социальной инфраструктуре и парковочным местам. Но обеспечить доступность садика в 300 м от дома и школы в 500 м от него не везде возможно.

Ну невозможно – тогда давайте это будут апартаменты, а не жилье. То есть не для постоянного проживания, а для временного. Вот эти три неурегулированных разногласия в законодательстве привели к появлению этого класса как апартаменты. Но с ним все равно надо разбираться. Все равно надо его приводить в соответствие со всеми нормами, потому что там повышенные налоги, повышенная оплата за ЖКХ, невозможность прописаться, невозможность привязаться к социальным объектам, поликлиникам. Эту задачу надо решать. Я думаю, что в 2024 г. постараемся найти какой то компромисс по апартаментам между всеми участниками.

Вопрос: Апартаменты в свое время позволили многим купить жилье в Москве.

М.Хуснуллин: Да, цена на них была ниже. Но еще раз повторюсь, что здесь все несовершенно. Градостроительный кодекс очень сложный сам по себе, он написан сложным языком. Даже я, будучи профессионалом, с трудом в этом разбираюсь. Потому что за время работы в него было внесено столько изменений, что их даже невозможно уловить. Ссылка – статья такая, ссылка на такое изменение. Надо прочитать еще кучу этих ссылок. И вообще, я толкаю идею развития мастер-планов. И сейчас у нас в Градостроительном кодексе появилось это определение – мастер-план города.

Например, в Мариуполе мы не стали делать генплан в том классическом понимании. Потому что город живой. Жестким генпланом загонять себя неправильно. Поэтому мы пошли путем мастер-плана – прогноз на 20 лет вперед. Москва сегодня, я смотрю, шаг за шагом развивается в этом направлении. Идут проекты комплексного развития территорий (КРТ). Все эти промзоны становятся нерабочими. Это тоже очень правильно. [Идет] программа реновации, очень мощная программа, которая ранее вызывала множество разговоров. Но город при этом обновляется.

Денис Ильюшенков, Антон Филатов